Энциклопедия авто чайника


  К началу
  Энциклопедия авто чайника
  Автоликбез
  Основы мастерства
  Как общаться с инспектором ГАИ
  Самоучитель безопасной езды
  Тюнинг автомобильных двигателей
  Школа вождения автомобиля








Внутренний тюнинг


Нитрооксид, закись азота — все эти термины обозначают химическое соединение N2O. Иногда можно услышать выражение — «веселящего газа нанюхался». И это тоже о нем. Невидимое глазу вещество облада­ет легким сладковатым запахом, который вызывает возбуждение и при­ступы беспричинного веселья у тех, кто его вдохнул. Правда, увлекаться не стоит — при большой концентрации он, безусловно, смертелен для человеческого организма. Но нас больше интересует другое свойство нитрооксида — при температуре около +300° С он рас­падается на азот и кислород.

Химически это выглядит так: 2N2O → 2N2 +02. Вторая составляю­щая и представляет особый интерес для всех фанатов мощности. Как выжать из двигателя внутреннего сгорания дополнительные «лошад­ки»? Основной способ известен: сжечь в цилиндрах больше рабочей смеси — вот вам и мощность. Добиться этого можно, к примеру, при помощи нагнетателя или увеличения рабочего объема, а можно при­звать на помощь кислород. Вот его­то как раз в нитрооксиде и пре­достаточно: N2O содержит почти в 2,5 раза больше кислорода, чем воздух. Но и это еще не все. Распыляясь, вещество значительно пони­жает температуру воздуха, увеличивая тем самым его плотность. Зна­чит, у нас еще больше смеси! Грех не воспользоваться таким «веселым» газом, — настроение двигателя явно улучшится. А возможность взры­ва устройства просто исключена — нитрооксид сам по себе совершенно не горюч. Но и баловаться с баллоном не стоит.

Первыми, кому довелось испытать на себе «раздухарившиеся» движки, были летчики. Практически все военные самолеты Второй мировой приводились в движение поршневыми моторами, которые, как известно, чувствительны к перепадам высот. Кроме того, они не способны при необходимости резко увеличить скорость полета. Ко­му ­то из немецких конструкторов пришла идея подбавлять к рабочей смеси закись азота. Вскоре после начала войны тысячи «мессеров» и «фоккеров» оборудовали системами под кодовым названием «GM1». Теперь самолеты могли резко набирать высоту, не опасаясь «провалов», и ускоряться, подобно ракетам — но на очень короткие промежутки времени. Самолеты, оснащенные GM1, попадали и к нам в качестве трофеев. Наших специалистов новинка не заинтересовала: одних смущала большая масса устройства (как­никак — 262 кг, таковы были технологии тех времен), другие и вовсе приняли GM1 за химическое оружие. Видимо, их ввели в заблуждение кислородные маски, которы­ми комплектовались высотные модификации Bf 109. А вот американ­цы и англичане усердно занялись копированием системы. Но благодаря мощнейшим чарджерам, новейшие моторы «Grifon» фирмы «Rolls Royce» и без того превосходили немецкие по всем показателям. С появ­лением первых реактивных самолетов интерес к «поршневикам» стал постепенно угасать, а про закись азота в авиации и вовсе забыли.

Усилия секретных КБ рейха пригодились десяток лет спустя. Быв­шие авиационные инженеры, которых среди хотроддеров в 50­е было хоть пруд пруди, начали эксперименты по оснащению некогда секрет­ной системой своих многолитровых монстров. Увы, все упиралось в сам газ, занесенный в те времена в реестр боевых отравляющих ве­ществ. Некоторые оригиналы все­ таки пытались приспособить систе­му к автомобильным двигателям. Одним из них был известный гонщик Смоки Юник, оснастивший свой стоккар впрыском закиси азота (это было в 50­е годы). Ему удалось выиграть несколько соревнований, прежде чем спортивные комиссары NASCAR обнаружили несоответ­ствие конструкции техническим требованиям. Систему поставили вне закона. Конечно, некоторые несознательные гонщики тайно баловались «запрещенными препаратами» (возможно, делают это и сейчас), но — лишь в эпизодических случаях.

Настоящая революция произошла в начале 70­х годов, и совершили ее двое — Майк Термос и Дейл Вазнаян. Будучи опытными гонщиками (а также и механиками), они по достоинству оценили весь потенциал «веселящего газа» и вплотную занялись адаптацией нитросистемы к автомобильному двигателю. Дело пошло, и в 1978 году Майк и Дейл основали компанию «Nitrous Oxide Systems Inc.» («NOS»). Кстати, если услышите, что оксид называют «NOS», знайте — это торговая марка самой известной на сегодняшний день фирмы. Несколько лет у Май­ка и Дейла ушло только на раскрутку продукта: приходилось популяр­но разъяснять людям, что «баллончики» очень эффективны, вполне надежны и ничуть не опасны. Масла в огонь подливали и известные хотроддерские журналы. Дрэгрейсинг, с более свободными правилами, тоже не остался в стороне — куча рекордов принадлежит именно нитро­оксидным машинам. Сейчас технология производства систем впрыс­ка закиси азота отработана до мелочей и освоена многими фирмами. Кроме «NOS», входящей в состав компании «Holley», «нитро» предла­гают «Zex», «TNT», «Nitrous Works», «High Power Systems» и другие.